Category: семья

про баню и имбирный чай

Шесть лет назад я писала про имбирный чай и баню
Чай я пью разный. Пью одна, пью с мужем, пью с семьёй.
С семьёй мы пьем чай на даче с пирожками, финтюфлюшками, кулебяками и разными бяками.
Только муж меня балует разными вкусностями чайными. Пока он готовит имбирный чай, я моюсь в бане.

В бане я люблю мыться одна. И топлю её сама. Не люблю всякие новомодные бани инфракрасные, не люблю сауны,
в них сухой воздух, выженный, как в пустыне. В бане кожа должна дышать, а не скукоживаться. Баня натоплена.

Я вижу, как муж трет свежий корень имбиря, а я иду к парилке. Открываю её минуты на три, чтобы вышел угар.
Муж в это время заваривает зеленый чай, процеживает, выливает в кастрюлю.

Collapse )

вышла замуж за москвича

В интернете я уже много лет. И давно пришла к такому выводу, не известно, кто сидит по ту сторону экрана, кто он завистник, или доброжелатель, преступник, или простой обыватель, адекватен, или человек со справкой.
Всем люб не будешь, поэтому не выставляю фотографий, не рассказываю о своей личной жизни, не показываю, что я съела на завтрак, ужин и обед, не говорю о своих проблемах, потому что решаю их сама, не жалуюсь на мужа, свекра, соседа, и много ещё чего. Иногда в один момент это все может обернуться против тебя.
Есть очень много других тем, которые можно обсуждать, спорить, соглашаться или не соглашаться. Интернет- это общение, общение через мысли, слово, интеллект, а не через ширину поп, длины ног, или все сойдет для поднятия ск.

Какой день на главной идет обсуждение квартирного вопроса блогера pushba. То, что она посеяла, то сейчас и пожинает. А пожинаешь всегда больше, чем посеешь.
Не о чем писать, лучше молчи, не вывешивай свое грязное бельё на всеобщее обозрение. Всегда найдутся желающие поковыряться в нем.

Но я знаю, что такое московская свекровь. Это прописка с натугой внуков, и никогда невесток. Жена сына для них женщина, которая охомутала её любимого сыночка, ради прописки, ради московской квартиры. В борьбе за квадраты с бедных невесток летят не только пух и перья, но и разбитые семьи. Сколько моих знакомых вернулись в наш город, после "вышла замуж за москвича". И дело не только в пыли и не так приготовленном ужине, это только повод.

Вышла замуж за москвича, а думала, что за мужа с квартирой. Вот и думай, что за мужа, не рассчитывай на халяву квадратных метров, снимай квартиру, бери ипотеку, урезай свои желания, живи
по возможностям.
Это не только проблема Москвы, просто, я живу рядом с этим городом, навидалась, насмотрелась, наслушалась и от свекровей, и от невесток, московских.

Какие они, ланкийки?

Прожив месяц на Шри-Ланке, я свои выводы не изменила. Это другая страна. Другая культура. 75% населения – буддисты. Дальше – примерно в равных пропорциях христиане, индуисты и мусульмане. Живем мы не в туристическом месте, а в обычной деревне. То есть целый месяц смотрим жизнь изнутри. Общаемся с местными, ходим с ними вместе на рынки и так далее.

И очень сильно отличающиеся от русских.
Я долго искала эпитеты для описания восточных женщин. Пыталась выделить самое главное, неуловимое, что есть в каждой из них. И видимо, остановлюсь на том, что они:

* Спокойные и умиротворенные
* Естественные и искренние
* С чувством собственного достоинства

Эти три пункта очень сложно найти в обычной русской женщине.
Если они и есть – то очень часто не все три, не в полном объеме. Но что их такими делает? Почему они могут, а мы нет? Ведь Шри-Ланка страна не особо богатая. Едят они рис – в большинстве семей три раза в день, потому что это дешево. Ходят пешком – или ездят на мопедах. То есть с развитием страны это не связано. Тогда с чем? Скорее, с традициями и культурой.

Какие они, ланкийки?
Девочка с рождения и до смерти находится под защитой.
Это было бы громким заявлением, если бы я не видела своими глазами.
Маленькие принцессы уже увешаны золотом (даже в бедных семьях).
Начиная с их появления, родители копят им приданое. Землю, дом, машину – кто что может.

Папы с малышками – это особое зрелище. Они действительно позволяют им все. И глядя на каждую маленькую даму, видишь принцессу. Настолько много в ней достоинства. С малых лет.
Здесь очень много женских школ. Большинство родителей хотят, чтобы девочки учились отдельно. Родителям мальчиков чаще всего все равно – и они учатся в обычных школах, где встречаются дочери «прогрессивных» родителей.
Так родители защищают девочек от ранних влюбленностей, стимулируют к образованию и изучению женских наук.
Я не знаю, насколько отличается программа таких школ от обычных. Но я видела буддийские, индийские, христианские и мусульманские женские школы. Программа в них, я думаю, совершенно разная. Я слышала о том, что готовить и шить в таких школах учат обязательно.

90% женщин – ходят в сари, юбках или платьях. Девушки в джинсах встречаются только в столице. Или в туристических местах – и они будут не местными. Даже если девочка в деревне наденет джинсы – сверху у нее будет платье от шальвар-камиза.
Женщины всегда одеты нарядно, даже в обычный день. Сначала кажется, что где-то праздник. Столько красивых женщин в сари. А потом осознаешь, что они всегда так ходят. А на праздники одевают такие же сари, просто расшитые камнями и пайетками.
При этом одежда – достаточно целомудренная. Может быть открыта спина в сари, руки. Но ноги, грудь и живот – всегда спрятаны складками шуршащей одежды. И самое большое целомудрие – во взгляде. Они легко краснеют от комплиментов, открыто проявляют смущение, прячут глаза и даже прячутся за мужа (или отца) в сложных ситуациях.

Более того, их чистота и целомудрие не позволяют им купаться в океане в бикини. Вы можете увидеть женщин, которые плавают в одежде. Но купальник может надеть только одна из тысячи — если не одна из десяти тысяч ланкиек. Просто потому что им неуютно стоять практически голой посреди пляжа. Причем по купальнику вы сразу поймете, что девушка либо приезжая, либо столичная.

Жениха сейчас девочки выбирают сами. Раньше это делали родители, в малом возрасте. Опять же с целью защиты. Чтобы в переходном возрасте она не привязывалась к кому ни попадя, а знала, что у нее есть супруг. Сейчас молодые приходят к родителям сразу за благословением.
(с) Ольга Валяева

Замуж здесь выходят раз и навсегда.
Развод для них – очень дорогое явление.
Да и разведенную женщину замуж никто не возьмет.
Не принято.
Поэтому они учатся договариваться.
Казалось бы, после этого пункта можно было бы сказать, что они терпят, сжав зубы. Но нет. Они учатся любить друг друга. Достаточно посмотреть на жизнь обычной семьи, и все станет ясно.

После свадьбы женщину начинает защищать муж. И это видно невооруженным глазом. 70% женщин не работают. Те, кто работают – обычно в школах и больницах, заняты не весь день. В столице, конечно, картина другая, ближе к современной.

Что же делают женщины? Они гуляют с детьми и подругами, занимаются домом, ходят по магазинам. И очень редко можно встретить ланкийку в одиночестве. Они всегда женскими стайками. Так стоишь в магазинчике сари – сначала одна стайка влетела, потом еще одна. И щебечут, щебечут. Все потрогают, посмеются, ничего не купят. И идут дальше.
После смерти мужа заботу о матери обычно берет старший сын. И так далее. То есть женщина, рождаясь, уже защищена. И это дает ей спокойствие и умиротворение.

Все ограничения, которые есть в жизни женщины, имеют под собой главную цель — защитить ее от внешнего мира и ее самой.

* Целомудренная одежда — чтобы не провоцировать мужчин и спасти женщину, не дать ей стать чьим-то трофеем
* Многие учатся только в школе — что спасает их от «умности» в семейной жизни
* Домохозяйство — чтобы не травмировать психику необходимостью зарабатывать деньги и тревогой о будущем
* Большие семьи — чтобы ей было куда себя деть, чем себя занять и где реализоваться
* Ранние браки и женские школы — чтобы избежать ранних влюбленностей и беспокойства ума из-за своей судьбы
* Строгий подход отца к женихам — чтобы помочь дочери выбрать самого достойного

И так далее. Но мы привыкли видеть в этом только ограничение. Ограничение ее прав, свободы, возможностей для роста. Хотя именно все это дает женщине защиту. Интересно, променяли бы свою безопасность на право забивать свою голову политическими дебатами, возможность приносить в дом свои собственные рупии, носить откровенные наряды, тратить по 10 часов в день на построение карьеры?

Я не видела, чтобы ланкийки таскали тяжелые сумки. Они просто кричат первым встречным мужчинам – и те помогают им. Я не видела местных девушек, прибивающих полки в магазинах. Они только раскладывают красиво товар. Более того, управляют всеми магазинами – мужчины. Даже магазином сари. Женщины Шри-Ланки просто не лезут вперед батьки – и получают достойное вознаграждение.
83067465_ar011

[Spoiler (click to open)]Ольга Валяева

Прасковья Ломова прабабка Ахматовой

Прабабка Анны Ахматовой родилась в нашем городе, девичья фамилия Ломова, дворянка, вышла замуж за разорившегося дворянина Стогова из Можайска. Вот как это описывает дед Анны Ахматовой Эразм Стогов:

— Батюшка, как вы познакомились с моею матушкою?

— Зачем, братец, знакомиться: покойный батюшка приказал: «Иван, поезжай в Рузу к Максиму Кузьмичу Ломову, у него одна дочь, Прасковья, ты на ней женись, я уже все сладил, и приезжай с женой. Очень не хотелось мне жениться. Я дорогой нарочно не мылся, выпачкался, нарочно разорвал брюки на коленях, разорвал локти сюртука — думал, откажут, ничего не помогло, сыграли свадьбу, и я вернулся с женою.

Мать моя, Прасковья Максимовна, считалась первой красавицей по уезду; помню ее живой румянец, прелестную улыбку, русые длинные волосы, всегда улыбающиеся темно-серые веселые глаза, тихий, приятный голос; она считалась неподражаемой хозяйкой.

Эразм Иванович Стогов "ВОСПОМИНАНИЯ"
[Spoiler (click to open)]Я нигде не встречала воспоминаний Ахматовой об этой прабабке по линии матери. Среди других соседей считалась образованной, так как умела писать печатными буквами, родила семнадцать детей. Последнего рожала в пятьдесят один год, и при родах умерла.